English Йога Комментарии Андрея Сафронова Аспекты йоги Клуб путешественников Фотогалерея Библиотека Контакты Форум Блоги

  Библиотека
Искать: 
В Нашей библиотеке представлены материалы по йоге,
а также вспомогательные материалы к другим разделам сайта.
Воспользуйтесь поиском, чтобы найти интересующую Вас информацию.

Мазуркевич Сергей "По волнам Сарасвати"

По волнам мистической реки Сарасвати или Индийские зарисовки.



Войско Хануманово.

Во время нашего короткого пребывания в Дели мы несколько раз видели демонстрации индийцев, протестующих по самым разным поводам. Одно из таких шествий было организовано делийцами, требующими от правительства защитить их от… обезьян.

Жители нашей страны к обезьянам относятся обычно с умилением, считая их забавными и славными представителями мира животных. От этого стереотипа в Индии избавляешься довольно быстро. С нами это произошло на третий день нашего путешествия, когда в священном городе Харидваре в одном из храмов на наших глазах у одного из индийцев ловкий обезьян выхватил из рук кулек с орешками и с довольной ухмылкой скрылся в ближайших кустах. А когда наш Доктор* протянул малюсенькому обезьяненку печеньице, сразу же подскочил здоровенный самец толкнул нашего друга в грудь и попытался отобрать пакет с печеньем. Но не тут-то было. В наши планы не входило делиться продуктами с наглыми дальними родственниками (если верить Дарвину со товарищи, конечно). Общими усилиями печенье отстояли. Правда, попозже угостили таки этих мартышек ананасом (но и то потому, что объелись им и не могли на него уже смотреть).

*Примечание: нас было трое: Доктор, Профессор и Я (позывной – Писатель). Так, во всяком случае, мы представлялись индийцам.

Не самыми лучшими словами мы вспоминаем и обезьян, встречавшихся нам на гималайских автомобильных дорогах, о чем подробнее читайте в зарисовке «Индийские дороги».

Но все это цветочки по сравнению с теми неприятности, которые доставляют обезьяны простым индийцам. Индийская печать пестрит сообщениями о нападении стай обезьян на людей (причем не только на детей, но и на взрослых) с целью отъема еды, об уничтожении макаками крестьянских запасов и опустошении ими же холодильников горожан. Не защищены от обезьяньих бесчинств даже жители многоэтажек индийской столицы. А однажды коричневые макаки сумели пробраться в зал заседаний индийского Министерства обороны, где учинили небольшой погром. Забавно (это нам-то забавно, а самим индийцам не очень), что обезьяны легко обучаемы в разбойном промысле. Так, они уже знают, что в дверь нужно постучать, чтобы ее открыли, после чего врываются в дом и вершат свои «темные дела».

Не удивительно, что в одном из недавних сообщений информационных агентств говорилось, что Министерством окружающей среды и Институтом дикой природы Индии обезьяны были признаны самыми опасными для человека животными наравне с тиграми и слонами.

Но если разобраться, то сами обезьяны в существующих в настоящее время напряженных отношениях с людьми не виноваты. В конце концов, не макаки ведь уничтожают свою природную среду обитания, не макаки устраивают свалки в городах, и не макаки перестреляли леопардов, регулировавших численность обезьян в прежние времена.

В какой-нибудь другой стране обезьянью проблему решили бы просто – перестреляли бы наглых макак и все дела. Но в Индии это невозможно. К священным животным в этой стране относятся не только коровы, но и обезьяны (кстати, национальным животным-символом страны является вовсе не корова, а тигр), а в некоторых местах и змеи (особенно на Юге), и даже крокодилы. Обезьян же почитают как наследников Ханумана – легендарного обезьяньего полководца, благодаря которому Рама (герой эпоса «Рамаяна» и одно из воплощений бога Вишну) смог одолеть злобных ракшасов и вернуть свою невесту. Сугубо теологически к воинству Ханумана можно отнести не макак, а других обезьян – лангуров (кстати, эти черномордые длинноногие и длиннохвостые обезьяны не столь агрессивны, как макаки), но большинство индийцев в таких тонкостях не разбираются и почитают всех «манков». Правда, это религиозное почитание куда-то пропадает, когда, к примеру, крестьянин видит, как обезьяны поедают еще даже не созревшие плоды фруктовых деревьев. Тут потомки Ханумана могут и палкой получить, но до убийства дело, как правило, не доходит.

Не знаю почему, но я все же верю, что индийским властям удастся решить проблему защиты своего народа от народа Ханумана. И надеюсь, пострадавших не будет ни с той, ни с другой стороны. Скорее всего, помощь в этом окажут ученые. Причем не только, участием в стерилизации «манков», которая кое-где уже практикуется (и против которой выступают «зеленые»), но и нестандартными методами. Например, в городах можно отпугивать обезьян передаваемым через громкоговорители рычанием леопардов. В шуме и гаме индийских городов люди на это и внимания не обратят, а вот обезьяны должны испугаться. Правда, если их «выдавить» за пределы города, то совершенно непонятно, чем они будут питаться там, ведь леса, в которых они раньше жили во многих местах давно уже уничтожены… Но это уже другая проблема.

Храмовая собачка.

Все индийские храмы, относящиеся не только к индуизму, но и к другим религиям, объединяет одно – перед входом в них следует разуться. Войти в храм в обуви – означает оскорбить богов. Нельзя и вносить с собой обувь в храм (например, в рюкзаке или пакете). Перед некоторыми храмами есть специальные места куда можно сдать свою обувку на хранение, но чаще всего ее оставляют перед входом у местных торговцев, которым по выходу следует заплатить несколько рупий. Иногда мы просто оставляли сандалии рядом с кучей других и, по возвращении находили их на месте (впрочем, по рассказам других путешественников случаи воровства обуви все же не так уж и редки).

Как известно, ходить босиком очень даже полезно. Однако для западного человека это не всегда приятно, да и с точки зрения гигиены не совсем приемлемо. Ведь не секрет, что в Индии разного рода амебы со товарищи прямо-таки гоняются за белыми людьми, стараясь подловить их на тех или иных проявлениях гигиенической неосторожности. Чтобы не давать им таких шансов при посещении храмов мы использовали обыкновенные медицинские бахилы. Можно было и носки, но их нужно было бы сразу же выбрасывать после одного храма, а пару бахил можно было употребить в дело несколько раз.

Местный народ с нас, конечно же, потешался. Иностранцы и так всегда объект повышенного внимания для индийцев, а если они еще на ногах носят какие-то смешные синенькие кулечки, то это повод для всеобщего восторга.

С этими бахилами и связана одна забавная история, приключившаяся с нами. Произошло это в Гималаях в долине Парвати в маленьком городке Нагар, известном тем, что в нем находится усадьба Рерихов. Место красоты необычайной – горная река Беас и предгорья Гималаев так и настраивают на возвышенные мысли. В таком вот воодушевленном состоянии мы вошли в храм Шивы и Парвати, построенный на том месте, где согласно преданию они в пещере творили любовь (пещера, кстати, сохранилась и в нее можно забраться, правда на четвереньках, что мы и сделали).
В этом храме обувь и прочее (к прочему относились фото и видеокамеры, так как в храме полный запрет на съемку) можно было сдать в маленькой комнате у входа. Мы так и сделали и, как обычно, натянули на ноги бахилы.

Поднявшись по небольшой лестнице мы начали свое знакомство с храмом. И тут нас увидела маленькая беленькая лисичкообразная собачка. Она бросилась нам навстречу и стала тыкаясь носом в ноги потявкивать и повизгивать, явно желая нам что-то сообщить. Мы пребывали в недоумении. Проявлений агрессии со стороны собачки не наблюдалось, но она все же что-то от нас хотела. И тут до нас дошло. Никогда в жизни не видев бахилы она приняла их за обувь и пыталась объяснить нам дуралеям, что в храм в обуви нельзя – нужно вернуться и снять ее. Пришлось всеми возможными способами объяснять умной животинке, что на ногах у нас вовсе не обувь, а нечто похожее на носки. В конце концов, собачка от нас отстала, то ли удовлетворившись нашими объяснениями, то ли решив, что от этих странных людей непривычного цвета кожи можно ожидать всего, что угодно. А мы поразившись еще раз этой великой стране, где даже собаки знают как вести себя в храмах, продолжили свой путь…

Индийские дороги.

Об индийских дорогах можно, наверное, написать целую книгу. Это отдельный мир с чрезвычайно богатой и разнообразной жизнью. У иностранцев создается впечатление, что все население Индии постоянно куда-то едет. Конечно же, это не так. Но поскольку индийцев уж очень много (более миллиарда), а железнодорожное сообщение налажено далеко не идеально (авиаперелеты же, слишком дороги для большинства жителей Индии), то автомобильные дороги используются на полную мощь. Надо сказать, что кое-где они довольно приличного качества. Как правило, это платные дороги, въезжая на которые водитель платит от 10 до 30 рупий (1 доллар равняется примерно 45 рупиям). Там же где дороги бесплатные их состояние варьируется от более-менее приемлемого до совсем уж отвратительного, причем с преобладанием последнего. Перефразируя известный анекдот об индийском кино можно сказать, что дороги бывают хорошими, бывают плохими, а бывают еще и индийскими. Причем эти индийские дороги часто настолько узки, что совершенно непонятно, как на них разъезжаются встречные машины.

Правила дорожного движения в Индии, наверное, все-таки есть. Но они сугубо виртуальные, потому как каждый водитель придерживается своих собственных правил в зависимости от того, на какой машине он едет. Чем машина престижней или больше по размерам, тем больше у ее хозяина прав и меньше обязанностей. Увидеть дорожные знаки между городами я специально пытался некоторое время, пока не надоело. Впрочем, они все же встречаются, но крайне редко. И опять же, водители на них, как правило, не реагируют.

Взаимоотношения водителей и их машин на дорогах очень напоминает жизнь животных в джунглях, где главное размеры и сила. Самый страшный зверь индийских дорог – это трактор с прицепом (в них едут женщины на омовение, дети в школу и просто индийцы по разным важным неотложным делам). Их (тракторов) довольно таки много и они не боятся никого, кроме машин полиции и государственных чиновников (от полицейских не сходя с трактора можно и бамбуковой палкой по голове получить). Все остальные им глубоко «по барабану». Поэтому, например, выезжая на главную дорогу, водитель трактора и не подумает пропускать того, кто по ней едет, если это, конечно, не более крупный трактор.

К страшным зверям индийских дорог можно отнести и грузовые автомобили ТАТА местного производства. По размерам они чуть меньше КАМАЗов, но по наглости водители многократно превосходят наших камазовских драйверов. К тому же, что бы хоть что-то заработать водителям индийских грузовиков приходится работать на износ, и ездят они в основном во второй половине дня и по ночам. Чтобы не заснуть за рулем многие (если не все) индийские шоферы постоянно жуют бетель, отчего находятся в состоянии легкого наркотического кайфа. А в этом состоянии на остальных участников дорожного движения внимание обращаешь в последнюю очередь. А потому картина, когда перегруженный (со всех сторон свисают тюки и т.п.) грузовик едет себе ночью посреди дороги, подвигаясь только, когда навстречу едет такой же его собрат, довольно таки типичны для индийских дорог. И только лишь после многочисленных и противно громких сигналов всякой мелкой шушары (легковых машин) драйвер ТАТЫ может соблаговолить немного принять в сторону.

О клаксонах стоит упомянуть отдельно. Над индийскими дорогами с утра и до глубокой ночи, а на оживленных трассах и ночью, стоит непрерывный рев автомобильных гудков. Часто только с помощью сигнала можно сообщить едущему впереди водителю, что вы хотите его обогнать, так как зеркала заднего вида на большинстве машин либо отсутствуют совсем, либо находятся в таком положении, что в них ничего не увидеть (по причине узких дорог, особенно в городах). Но порой у нас создавалось впечатление, что гудки используются не только в целях сугубо практических, но еще и потому, что индийцам уж очень нравится издавать разного рода громкие звуки. Когда мы возвратились на родину тишина на наших дорогах и городских улицах казалась чуть ли не вызывающей и даже пугающей.

Но вернемся к описанию многообразных проявлений жизни на дорогах индийских. Кроме вышеупомянутых «страшных зверей» (к ним следует добавить и местные автобусы), на них встречаются многочисленные представители колесной фауны не столь пугающие – легковые автомобили, моторикши (именуемые в простонародье «тук-туками»), мотоциклы, мотороллеры, мопеды, велорикши и велосипеды. Но и это еще не все. Постоянным участниками дорожного движения в Индии являются и представители фауны обычной: гуляющие повсюду коровы, буйволы перевозящие груз и стада буйволов перегоняемые по дорогам, лошадки разных размеров, верблюды, ослики и изредка слоны. На горных же дорогах часто встречаются козы, бараны и обезьяны. Последние ведут себя самым наглым образом. Не раз и не два нашей машине на приличной скорости, рискуя оказаться на дне ущелья, приходилось объезжать сидящую в медитации посреди дороги мартышку. Обезьяны, похоже, прекрасно знают, что для большинства индийцев ахимса (ненасилие) не пустое слово, а руководство к действию (точнее к бездействию), и поэтому уверены, что вреда им никто не причинит. Впрочем, это касается и дальних родственников этих (и других) обезьян, славных представителей рода «гомо сапиенс». Пофигизм индийцев на дорогах можно объяснить разве, что их верой в карму («от судьбы не уйдешь») и реинкарнацию («в следующей жизни все будет гораздо лучше»). Они переходят дорогу часто даже не обращая на нее никакого внимания, а на велосипедах ездят по два и даже по три человека в ряд, индифферентно относясь к сигналам, проносящихся мимо в сантиметрах от них машин. Реакция водителей на все эти проявления общенационального фатализма нам также казалась странной. Там где наш водитель, выскочив из машины уже полчаса бил бы монтировкой нерадивого пешехода, драйвер индийский обходится укоризненным взглядом и непродолжительным бурчанием. Ахимса, однако…

Надо сказать, что западному человеку с неустойчивой психикой ездить в легковых автомобилях по индийским дорогам не желательно. Если на Западе люди попадают в аварийные ситуации довольно редко, то в Индии на дорогах не аварийных ситуаций (с точки зрения западного человека) похоже просто не бывает, и особенно это относится к улицам больших городов (Дели, Джайпур, Варанаси, Аллахабад и др.). И что самое удивительное при всем этом аварий как таковых мы практически не видели. Мастерство ли водителей тому причина, или покровительство индийских богов (а у каждого водителя в машине обязательно имеется небольшой иконостас), сказать сложно, скорее всего, и то, и другое. Но там, где мы с замиранием сердца ожидали страшного столкновения, наши драйверы не успевали даже испугаться и без особых проблем в буквальном смысле разруливали ситуацию.

Впечатлительным особам, отправляющимся в Индию можно разве что посоветовать захватить с собой успокоительные средства. Или же, что представляется более оптимальным, уменьшить свою впечатлительность и стать стрессоустойчивым с помощью тех или иных психотехник. Причем это важно не только относительно передвижения по индийским дорогам, но и при непосредственном столкновении с некоторыми другими реалиями обыденной индийской жизни (например, совершаемой некоторыми индивидуумами во время омовения ритуальной чистке языка в Ганге в месте, где в воду сливается канализации, сбрасывается мусор и остатки сжигаемых трупов).

Но вернемся к нашим, то есть не нашим, а индийским, дорогам. Техническое состояние большого количества передвигающихся по ним транспортных средств вызывает, по меньшей мере, недоумение по поводу того, как ЭТО вообще может еще ездить. Недоумение, переходящее в восхищение или в ужас, в зависимости от ситуации, вызывает и способность индийцев набиваться, извините за банальность, как шпроты в консервную банку, в автобусы, легковые машины, «тук-туки», кузова грузовиков и тракторов. Когда-то газеты писали о том, как в обыкновенный «Запорожец» забралось с десяток человек. И это преподносилось как рекорд. В Индии таких рекордсменов пруд пруди. Мы сами неоднократно были свидетелями, как в «тук-тук», в который мы едва помещались втроем, набивалось двузначное число пассажиров. А автобусы со свисающими со всех сторон и едущими на крыше пассажирами для индийских дорог явление совсем уж привычное. И даже на обычном мотоцикле, который по определению больше двух человек вместить не может, индийцы умудряются ездить вшестером: посредине отец семейства, перед ним два маленьких ребенка, за ним один ребенок постарше, за которым сидит мать, а у нее руках еще один совсем маленький ребенок.

Человеку впервые попавшему в Индию первое время кажется, что на дорогах Индии и особенно на улицах городов царит Хаос. Но со временем начинаешь понимать, что и в нем есть некая упорядоченность и возникает иррациональное чувство, что этот Хаос не что иное, как некое из возможных проявлений Порядка. Индийского порядка, конечно…

Как я был Владимиром Путиным.

Внешность у меня и у моих товарищей по путешествию довольно-таки обычная. Если кратко, то словами Карлсона, можно сказать так: «симпатиШные мужчины в полном расцвете сил». Но индийцев наш облик почему-то все время вводил в заблуждение и нас постоянно принимали за кого угодно, но не за русских. Только в одном городке Харидвар за каких-то несколько часов нас два раз идентифицировали как испанцев, по одному разу как немцев, французов, австралийцев, и, о ужас, американцев. В ходе дальнейшего путешествия нас принимали еще и за итальянцев, голландцев, португальцев, и… китайцев?!! (может это была шутка такая, хотя спрашивавший нас об этом на шутника похож не был). Кем только мы не были.

Но даже когда мы хотели честно рассказать о том, откуда мы, нас просто не понимали. Индийцы прекрасно знали Советский Союз, хорошо знают Россию, но о том, что есть такая страна как Украина в большинстве своем просто не имеют понятия. Даже ключевые слова подсказки, столь действенные в Европе (Чернобыль, Шевченко (футболист, а не писатель), Кличко), в Индии совершенно не работают. Ну не знают индийцы ничего об Украине, и знать особо не хотят, и ничего тут не поделаешь. В конце концов, нам надоело объяснять местному населению, что Украина это бывшая республика СССР, ставшая независимой страной (тем более, что от этих объяснений, обычно, толку было мало) и на столь часто звучащий вопрос «Из какой вы страны», мы стали отвечать просто и незамысловато – «Россия».

Надо сказать, что отношение к россиянам у индийцев самое что ни на есть доброжелательное. Не раз и не два в дружеских беседах мы убеждались, что «Хинди и Руссиш – бхай-бхай», тогда как, к примеру, тех же американцев многие местные жители не очень то и любят.

Забавная история произошла со мной в Кходжурахо, знаменитом своими храмами с эротическими сценами. Уже после осмотра самой большой и именно той группы храмов (надо сказать, что зрелище, конечно же превосходное; везде и всюду не устаю повторять, что мастерством древних индийцев не возможно не восхищаться) мы гуляли по деревушке, заходя периодически в сувенирные лавки. В одной из них с традиционным вопросом ко мне подошел парень лет семнадцати. Узнав, что я из России, он сразу же «выдал на гора» видимо единственное, что знал о нашей (я действительно считаю Россию нашей) стране – «Владимир Путин». Заметив на моем лице одобрение его глубоких познаний, он почему-то решил, что Владимиром Путиным можно называть и меня. На протяжении последующих получаса мое хождение по лавкам сопровождали крики «Сэр, Владимир Путин, зайди в лавку моих друзей, здесь лучшие цены» в сочетании с радостным смехом. Я, честно говоря, и не пытался объяснить ему, что называть меня так не совсем правильно. Во-первых, мой английский не так уж и хорош (впрочем, как и английский многих индийцев). Во-вторых, если человеку хорошо и радостно, а мне это особых неудобств не доставляет, то пусть себе радуется. Кстати, в Индии всеобщую неподдельную радость местного населения вызывает порой одно лишь ваше появление, особенно если это не туристическое место. И в горной деревушке в Гималаях (где на нас собралась посмотреть вся деревня), и в крупном городе Лакнау (где мы ненадолго заблудились среди пересечений маленьких улочек) мы произвели просто фурор, ничего при этом не делая. Особенно радовались мальчишки. В Лакнау пару десятков маленьких босоногих белозубых пацанов со смехом и криками сопровождали нас минут двадцать пока мы искали выход из лабиринта городских улиц.

Вспоминается еще одна забавная история. На Юге Индии в городе Мадураи в одном из самых потрясающих из виденных нами храмов – храме богини Минакши, симпатичная индианка лет тридцати в традиционном сари задала нам столь же традиционный вопрос о нашей Родине. Когда мы ответили, что из России ее это очень позабавило. Видя выражение некоторого недоумения на наших лицах, она пояснила, что ее зовут Русия. Ее папа был коммунистом и дал дочери имя в честь великой северной страны. После того, как мы дружно порадовались такому приятному стечению обстоятельств, Русия провела для нас экскурсию по храму и ближайшим достопримечательностям, впоследствии даже отказавшись от денег за эту услугу, что послужило еще одним доказательством того, что далеко не все индийцы ужасно корыстолюбивы, как порой об этом думают многие туристы.

Варанаси. Рикшасы и Бабу.

Еще в Джайпуре после экстремальной поездки по центру города на самом обычном «тук-туке» (а не экстремальными они не бывают) я придумал для рикш название «рикшасы» (от Ракшасы – черные демоны, отличавшиеся силой и могуществом). Уж больно страшно с непривычки быть пассажиром этих мотороллеров, приспособленных под перевозку людей. Но с другой стороны постепенно привыкаешь, да и по сравнению с такси намного дешевле. А если ехать втроем и сидеть в серединке, то совсем уже не страшно, потому как все равно ничего не видно. Тут мне вспоминается, как мы из Ришикеша ехали по гималайскому серпантину в горный храм Шивы-Нилакантхи. Хорошо, что мы искупавшись в Ганге, очистили души перед этим, а то ведь поездка могла закончиться печально. Узенькая дорога постоянно проходила над крутыми обрывами. Как на ней разъезжался наш «амбассадорчик» и другие машины мне не понятно до сих пор. Водитель сигналил беспрерывно. Таким незатейливым способом он предупреждал встречных о нашем присутствии. Не раз и не два сердце замирало, когда казалось, что колеса нашей машины уже зависают над пропастью, а наш драйвер и скорость при этом и не снижает. Но самое забавное, что назад ехать было уже не так страшно, поскольку стемнело и ужасавшие нас пропасти просто не было видно.

Но вернемся к нашим рикшасам. Дернул же нас черт (точнее, наверное, ракшас) в Варанаси для экзотики добраться от отеля к набережной Ганги на велорикше. Вот уж где был экстрим такой, что мало нам не показалось. Сначала мы ехали не спеша и нам даже было жалко беднягу рикшу, крутившего колеса велосипеда из последних сил. Но вот мы немного разогнались и тут нам уже стало жалко не рикшу, а себя, потому как было реально страшно. Миллиметровые (я не преувеличиваю) расхождения с едущим на приличной скорости машинами, «тук-туками» и другими велорикшами следовали одно за другим. Из-за особенностей конструкции этого средства передвижения наши части тела выступали в стороны от сиденья и постоянно подвергались опасности быть задетыми другими самодвижущимися агрегатами. Долго это продолжаться не могло. На полпути мы остановили удивленного рикшаса и, расплатившись с ним за весь путь, на дрожащих ногах пошли к Гангу пешком.

На этом наши испытания в тот вечер не закончились. Правда, назвать испытанием наблюдение за ритуалом кремации, наверное, не совсем правильно. В обморок никто из нас (трех здоровых мужчин в самом расцвете сил) не падал. Да, возможно, торчащая из костра человеческая нога зрелище не слишком эстетическое, но, кадры из фильмов ужаса совсем не напоминает. Все происходит довольно-таки обыденно. И эта обыденность погребального ритуала иллюстрирует отношение индусов к смерти – не как к трагедии, а как к оставлению душой тела, чтобы возродиться через какой-то промежуток времени в новом теле. Родственники умершего, конечно же, скорбят (скорее даже, печалятся), но не убиваются. Кстати, на кремации присутствуют только мужчины. Мы спросили у пандита из касты неприкасаемых, проводящих эти ритуалы, почему на церемонии нет женщин, на что он ответил, что это обусловлено двумя причинами. Во-первых, женщины более эмоциональны и их слезы и причитания мешают душе положенным образом покинуть тело. Она, разумеется, все равно его покинет, но с бОльшими усилиями. Во-вторых, еще не так давно (по индийским меркам, конечно, лет сто пятьдесят назад), когда сжигали мужчину отправляли вместе с ним в последний путь и его жену (обряд сати). В настоящее время это запрещено, но и допускать живых женщин на кремацию пока не хотят (во всяком случае, в Варанаси).

Надо сказать, что быть кремированным на одном из гхатов (ступенчатые сходы к Гангу) Варанаси мечтает чуть ли не каждый последователь Индуизма. Считается, что в этом случае умерший сразу же попадает в чертоги Шивы (обретет спасение, освободится от необходимости снова перерождаться, заслужит хорошее воплощение и т.д.). Может именно в чертоги Шивы после смерти отправился и один из участников знаменитой ливерпульской четверки Джордж Харрисон. Его тело после смерти было предано огню в Варанаси, а прах был развеян по Гангу...

В последнее время у индуистов появилась возможность быть кремированным после смерти и в электрическом крематории, также практически на берегу Ганга. Однако несмотря на доступность этого погребального ритуала (300 рупий – около 7 долларов), популярностью у родственников отошедших в мир иной он не пользуется, поскольку считается, что такое не традиционное сожжение не дает гарантии не то, что на освобождение от необходимости снова и снова воплощаться, но даже и на достойное перерождение. Даже небогатые люди, которых подавляющее большинство, предпочитают для своих умерших родных классический процесс кремации с использованием становящегося все более дефицитным дерева. На конец 2004 года проведение подобного ритуала обходилось примерно в сто долларов, сумму для многих индийцев астрономическую. Как нам сказал все тот же пандит, ответственный за проведение кремации, государство старается помочь неимущим, но на всех, разумеется, денег не хватает. В то же время индуисты по-настоящему богатые кремируются в особо священных местах и с использованием дорогого сандалового дерева. Есть и те, кто не подлежит кремации: маленькие дети, беременные женщины, умершие от оспы, проказы, укуса змеи и убитые молнией. Их тела, с заранее привязанным к ногам грузом, обычно бросают в воду на середине реки.

Варанаси – самый священный из всех священных городов Индии, и это особенно ощущается в прилегающих к гхатам кварталам с их узкими улочками, по которым к Гангу стремятся потоки паломников. Даже обычное омовение в великой реке позволяет очиститься от грехов, а если оно еще обставлено соответствующим ритуалом, то тем более. Мы, правда, сделать это в Варанаси так и не рискнули (как и многие западные люди мы в большей степени озаботились внешней загрязненностью реки, а ее внутренняя чистота не смогла стать для нас определяющей, к тому же, омовение в Ганге мы уже совершили в другом месте).

Но вернемся к нашей вечерней прогулке по гхатам города, который «древней, чем сама История» (Марк Твен). В одном довольно-таки затемненном месте мы увидели как на небольшом возвышении вокруг своего гуру сидят несколько человек. А сам он весь такой видный -- волосатый, черный как смоль (это бросалось в глаза даже в темноте), глаза сверкают, зубы блестят. И к тому же перед ним лежит череп. Ну, подумали, точно капалики собрались (капалики -- "носители черепов" -- одно из древних аскетических движений шиваизма, наряду с агхорой, с точки зрения современной морали наиболее одиозные). Решили подойти поговорить о вечном. Тут, самый главный заприметил нас, машет рукой, подзывает. Подходим, знакомимся с ним, пожимаем руку. Он спрашивает наши имена и представляется сам: "Блэк Бум-бум баба". Мы усаживаемся рядом и самый англоговорящий из нас пытается начать с Бабой разговор об особенностях мировоззрения капаликов, но тот почему-то о вечном говорить не хочет и все время показывает нам свой фотоальбом, где он запечатлен вместе с какими-то европейского вида женщинами и при этом повторяет как заводной: "Я профессор йоги и тантры". Все наши попытки свернуть разговор на интересующую нас тему так и не увенчались успехом. Посмотрели мы друг на друга, пожали плечами, сказали Бабе "Гудбай" и пошли себе дальше.

И надо сказать, что ушли вовремя. Как раз подоспели к начинавшейся на одном из гхатов церемонии Приветствия всех частей света, которую проводил молодой высокий красивый брахман с несколькими помощниками. Стороны света, а также самые разные боги приветствовались с помощью благовоний, дыма, огня, раковиной, разными светильниками (один в виде кобры). При этом присутствовало десятка два индийцев (участники) и примерно столько же европейцев (зрителей). Закончилось все пуджей (бескровным жертвоприношением) Гангу (или Ганге – для индийцев эта река – женщина – Ганга Мата (мата – мать)), для которой использовались цветочные венки и кораблики. Зрелище это довольно-таки впечатляющее и даже вдохновляющее. И если бы не ранний отъезд из Варанаси, я думаю, мы бы еще долго бродили по гхатам этого самого древнего города в мире.

Ключевые слова: ,
24 апреля 2008 г.
ВХОД В СИСТЕМУ
логин:


пароль:


Регистрация

Восстановление пароля

ГДЕ ЗАНЯТЬСЯ ЙОГОЙ
УКРАИНА
ХАРЬКОВ
КИЕВ
ЧЕРНИГОВ
ПОЛТАВА, КРЕМЕНЧУГ
Славутич
ОДЕССА
КРЫМ: Симферополь
Борисполь
ЧЕРКАССЫ
ЛЬВІВ
МАРИУПОЛЬ
ДНЕПРОПЕТРОВСК
ЗАПОРОЖЬЕ
Бровары
IВАНО-ФРАНКIВСЬК
Евпатория
Краматорск
ЖИТОМИР
ВИННИЦА
СУМЫ
Чугуев
Дергачи
РОССИЯ
КАЛУГА
МОСКВА
БЕЛГОРОД
ТУЛА
РОСТОВ на ДОНУ
НИДЕРЛАНДЫ
Амстердам
ФРАНЦИЯ
ФРАНЦИЯ
ОАЭ
ДУБАЙ
КИТАЙ
ПЕКИН Beijing
ТАЙЛАНД
ПОЛЬША
ДОМИНИКАНА
СИНГАПУР
ГРУЗИЯ
Тбилиси
ЭСТОНИЯ
ИЗРАИЛЬ
Израиль
НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ
НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ
АСПЕКТЫ ЙОГИ
•КЛУБ ЭЗОТЕРИЧЕСКИХ ПУТЕШЕСТВИЙ
•МЕДИЦИНСКИЕ АСПЕКТЫ ЙОГИ и ЙОГАТЕРАПИЯ
•УКРАИНСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ТАНЦЕВ
•ЧАКРАЛЬНАЯ АСТРОЛОГИЯ
•ETHNOTERICA: этнология, культурология, этнография
•ДИНАМИЧЕСКИЕ ПРАКТИКИ В ХАТХА ЙОГЕ
•ЙОГА СОЦИАЛЬНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ
•ПРАСУ-ЙОГА (йога для беременных)
•ТАНТРА И ЭЗОТЕРИКА ПАРНЫХ ОТНОШЕНИЙ
•ЭКСТРИМ ТРЕНИНГИ
•YOGA in ENGLISH
•ВРИДДХИ ЙОГА.ЙОГА ДЛЯ ЗРЕЛЫХ ЛЮДЕЙ
•ДЖНАНА ЙОГА
•КАЙЯ ЙОГА
•МЕДИАЙОГА
•ЧАКРАЛЬНЫЕ ТРЕНИНГИ
•МАССАЖ
•YogaScience