English Йога Комментарии Андрея Сафронова Аспекты йоги Клуб путешественников Фотогалерея Библиотека Контакты Форум Блоги

  Библиотека
Искать: 
В Нашей библиотеке представлены материалы по йоге,
а также вспомогательные материалы к другим разделам сайта.
Воспользуйтесь поиском, чтобы найти интересующую Вас информацию.

Лидова Н. "Пуджа. Генезис ритуала и становление обрядности"
Пуджа. Генезис ритуала и становление обрядности.

Фрагмент из книги Лидовой Н.Р. «Драма и ритуал в древней Индии» (Москва, "Наука", 1992).

Первым из намеченного круга проблем мы рассмотрим вопрос о происхождении пуджи, являющийся одним из самых сложных и нерешенных в индологии. Многие ученые придерживаются идеи о ведийском генезисе этого обряда. Апеллируя к объективно существующим совпадениям в частных моментах, они предлагают видеть в пудже видоизмененную, особым образом трансформированную яджну. Во многих как специальных, так и общих исследованиях можно встретить указание на преемственность между яджной и пуджей, хотя так и не появилось аргументированного объяснения подобной трансформации, приведшей, как показало исследование, к возникновению совершенно иного ритуального архетипа. Едва ли не единственной попыткой такого рода можно считать гипотезу Я.А.Б. ван Бейтенена, возводившего пуджу к ведийскому ритуала Праваргья, исполнявшемуся в начале жертвоприношения сомы . Однако предложенная им концепция, основанная на схожести чисто внешних моментов обрядовой практики, не получила широкого признания.

Сравнение яджны и пуджи позволяет говорить о принципиальной маловероятности поступательного развития ведийских ритуальных форм, закончившегося возникновением ага-мической обрядности. Пуджа как конкретная культовая практика не следует из яджны, а скорее отрицает ее. Помимо приведенных ранее аргументов чисто ритуального характера видеть в пудже видоизмененную яджну мешает и тот факт, что подобная трансформация должна была бы произойти чрезвычайно рано, в эпоху создания фамильных мандал Риг-веды. Глагол «puj», имеющий значение почитать, прославлять, семантически связанное с названием ритуала «пуджа», в Ригведе не зафиксирован. Зато однажды встречается корень «puj» в составе имени Sacipujana (PB.VIII. 17.12). Само это имя упоминается в стихе, обращенном к Индре, и вероятнее всего является одним из эпитетов этого бога. Саяна так комментирует интересующий нас фрагмент: «О Шачипуджана, с этим словом совершается пуджа (поклонение) — такова пуджа, начинаемая с восхваления» . Расшифровывая смысл данного обращения к богу, комментатор Ригведы затрагивает более широкий контекст и указывает на использование имени в конкретном обряде, называемом пуджей. Опираясь на сказанное, допустимо считать, что в имени Шачипуджана скрыто упомянуто название ритуала пуджи, существовавшего тем самым в период написания гимна. В других ведийских текстах корень puj встречается столь же редко. Он отмечен в Ашвалайяна- и Шанкхьяяна-грихьясутрах и один раз в Чхан-догья-упанишаде (ЧхУпЛ.ПЛ) . Тем не менее все эти разрозненные свидетельства все же позволяют, на наш взгляд, говорить о параллельном существовании яджны и пуджи в ведийскую эпоху, когда первая занимала основные позиции, а вторая, судя по крайне незначительным упоминаниям, была сугубо маргинальным обрядом.

В начале XX века появилась гипотеза о дравидийском происхождении пуджи. Высказанная в целом ряде исследований, она была наиболее последовательно изложена в специальной статье Дж.Фаркухара. Однако работа последнего также носила предположительный характер и скорее апеллировала к здравому смыслу, нежели была по-настоящему доказательной. В результате и после статьи Дж.Фаркухара гипотеза о неарийских истоках пуджи осталась правдоподобным, но недоказанным предположением.
Современный уровень изученности данной проблемы позволяет вернуться к гипотезе о дравидийском происхождении пуджи. Наиболее любопытное и точное подтверждение неа-рийского генезиса этого ритуала можно найти в этимологии самого термина. Если бы изначально пуджа принадлежала к арийским обрядам, то естественно предположить, что ее название являлось бы санскритским словом, с большой вероятностью имеющим параллели в индоевропейских языках. Однако было установлено, что корень «puj» не существует ни в одном из индоевропейских языков за пределами Индии. Поэтому неоднократные попытки выявить индоевропейские истоки термина каждый раз сопровождались оговорками и замечаниями о том, что слово «рujа» является «изолированной вершиной», «своеобразным лингвистическим феноменом», не находящим прямых аналогий в санскрите и других индоевропейских языках . Отсутствие индоевропейских параллелей и лингвистические особенности самого корня создали предпосылки для возникновения дравидийских_этимологий термина. М.Коллинз предложил считать слово «puja» дравидийским заимствованием, образовавшимся от «рп» — цветок и корня «ge» — делать, который в тамильском представлен как «сеу», в ка! нада как «ge» и в телугу как «се» . Подобное истолкование хорошо сочеталось с ритуальной символикой пуджи как цветочного жертвоприношения. Дж.Карпентьер, также проанализировавший термин «пуджа» в дравидийском контексте, предположил, что он может происходить от корня «pusu» — смазывать87. Ритуальное обоснование своей этимологии исследователь видел в той роли, которую играет в пудже красная сандаловая паста, используемая для разного рода притираний и смазываний. Существует еще одна гипотеза о дравидийском происхождении термина, возводящая его к корню «pottu» или «рогги», означающему почитать или прославлять. Проблема оказалась настолько сложной, что поднимался вопрос и о двойном — дравидийско-индоевропейском генезисе слова. Однако, несмотря на все разнообразие мнений, на сегодняшний день наиболее правдоподобными продолжают считаться дравидийские этимологии термина, приведенные для истолкования названия пуджи в авторитетном «Этимологическом словаре» М.Майрхофера.

О неведийском происхождении самого цветочного обряда косвенно свидетельствует полное отсутствие интереса к пуд-же со стороны брахманских ритуальных текстов, детально разрабатывающих мельчайшие черты ведийской обрядности. Кроме того, на дравидийские истоки этой формы почитания богов указывают и найденные при раскопках Мохенджо-Даро скульптурные изображения древнего, протодравидийсксто обряда, идентифицированного Р.Н.Дандекаром как поклонение типа пуджи .

На наш взгляд, совокупность ритуальных, исторических и лингвистических свидетельств говорит в пользу неарийской принадлежности пуджи. Считая пуджу исконно дравидийским ритуалом, мы оказываемся перед необходимостью рассмотреть более общую проблему взаимоотношения религии ведийской эпохи, основным обрядом которой являлась яджна, с системой индуизма, центральным ритуалом которой стала пуджа. В ин-дологической литературе не существует ясно выраженной позиции по вопросу о том, насколько принципиально в ритуальной и мировоззренческой сферах отличался индуизм от исторически непосредственно предшествовавшего ему брахманизма. Хотя не раз отмечалось значение неарийского субстрата в процессе формирования индуизма, однако нет точной оценки той роли, которую сыграло дравидийское влияние91. Если признать, что неарийский обряд стал основой ритуально-мифологической системы индуизма и во многом вытеснил яджну, то это влияние оказывается не внешним, а конституирующим, затрагивающим самые глубокие основы древнеиндийской ритуальной культуры.

Примечательно, что ни в одном из древнеиндийских источников нельзя найти каких-либо свидетельств, обосновывающих столь кардинальное изменение типа оэрядности. Нет следов открытого порицания нового культа, как, впрочем, и выраженного его одобрения. Тем не менее ведийский период религиозной истории, связанный прежде всего с яджной, оказался четко отделен от ее нового этапа, характеризуемого утверждением пуджи. В рассматриваемой традиции они были разграничены на терминологическом уровне — все, что непосредственно принадлежало к ведийско-брахманской религии в ее ортодоксальном варианте, получило название Nigama, ставшее синонимом Вед, в то время как реформированная ритуальная система, сложившаяся на основе пуджи, стала именоваться Аgama и дала название целой группе ритуальных текстов, которые были рассмотрены в первой главе данной юты.

Существенные расхождения отличали богослужебную практику ведийского времени от поклонения, принятого в индуизме. Ведизм и брахманизм не знали храмовых построек, в то время как в индуизме они считались обязательными. Яджна представляла собой неиконическое почитание незримого бога, а пуджа — поклонение его антропоморфному образу. Иными словами, в индуистский период религиозной истории под пуджей понимали прежде всего храмовый ритуал почитания образа бога. Примечательно, что обе эти конституирующие черты агамической обрядности могут быть отмечены и в ритуально-мифологических текстах Натьяшастры.

Источник: http://achadidi.narod.ru
Ключевые слова: ,
24 апреля 2008 г.
ВХОД В СИСТЕМУ
логин:


пароль:


Регистрация

Восстановление пароля

ГДЕ ЗАНЯТЬСЯ ЙОГОЙ
УКРАИНА
ХАРЬКОВ
КИЕВ
ЧЕРНИГОВ
ПОЛТАВА, КРЕМЕНЧУГ
Славутич
ОДЕССА
КРЫМ: Симферополь
Борисполь
ЧЕРКАССЫ
ЛЬВІВ
МАРИУПОЛЬ
ДНЕПРОПЕТРОВСК
ЗАПОРОЖЬЕ
Бровары
IВАНО-ФРАНКIВСЬК
Евпатория
Краматорск
ЖИТОМИР
ВИННИЦА
СУМЫ
Чугуев
Дергачи
РОССИЯ
КАЛУГА
МОСКВА
БЕЛГОРОД
ТУЛА
РОСТОВ на ДОНУ
НИДЕРЛАНДЫ
Амстердам
ФРАНЦИЯ
ФРАНЦИЯ
ОАЭ
ДУБАЙ
КИТАЙ
ПЕКИН Beijing
ТАЙЛАНД
ПОЛЬША
ДОМИНИКАНА
СИНГАПУР
ГРУЗИЯ
Тбилиси
ЭСТОНИЯ
ИЗРАИЛЬ
Израиль
НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ
НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ
АСПЕКТЫ ЙОГИ
•КЛУБ ЭЗОТЕРИЧЕСКИХ ПУТЕШЕСТВИЙ
•МЕДИЦИНСКИЕ АСПЕКТЫ ЙОГИ и ЙОГАТЕРАПИЯ
•УКРАИНСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ТАНЦЕВ
•ЧАКРАЛЬНАЯ АСТРОЛОГИЯ
•ETHNOTERICA: этнология, культурология, этнография
•ДИНАМИЧЕСКИЕ ПРАКТИКИ В ХАТХА ЙОГЕ
•ЙОГА СОЦИАЛЬНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ
•ПРАСУ-ЙОГА (йога для беременных)
•ТАНТРА И ЭЗОТЕРИКА ПАРНЫХ ОТНОШЕНИЙ
•ЭКСТРИМ ТРЕНИНГИ
•YOGA in ENGLISH
•ВРИДДХИ ЙОГА.ЙОГА ДЛЯ ЗРЕЛЫХ ЛЮДЕЙ
•ДЖНАНА ЙОГА
•КАЙЯ ЙОГА
•МЕДИАЙОГА
•ЧАКРАЛЬНЫЕ ТРЕНИНГИ
•МАССАЖ
•YogaScience