English Йога Комментарии Андрея Сафронова Аспекты йоги Клуб путешественников Фотогалерея Библиотека Контакты Форум Блоги

  ФОРУМ
Искать: 
В Нашем форуме обсуждаются различные темы связанные с йогой,а также здесь Вы можете получить информационную помощь от наших специалистов. Воспользуйтесь поиском, чтобы найти интересующую Вас информацию.
Список разделов -> Клуб путешественников -> Красная пыль камбоджийских дорог (от mifolog)
Пользователь Сообщение
mifolog

16 сентября 2010 г.
18:52:58
О пользователе

Здесь текст. Вместе с фото можно посмотреть здесь: http://puteshestvennik.net.ua/publ или http://www.farangforum.ru/topic/14944-krasnaja-pil-kambodzhiiskih-dorog/page__gopid__330609 или здесь http://www.indostan.ru/blog/66_3089_0.html 

Красная пыль камбоджийских дорог…

Пару лет назад я собирался посетить за одну поездку две страны – Таиланд и Камбоджу. Рассказал об этом одному своему приятелю. Тот спросил меня: «А в Камбоджу полетишь?» Я ответил, что не знаю, возможно, поеду по земле. Он удивился: «По земле в Африку? Далеко ведь…» Так я понял, что даже те, кто жил в советское время и помнят такое название, как Кампучия, не имеют особого представления об этой части Индокитая.

Сием Риеп – ворота в Ангкор.

Впервые я ступил на камбоджийскую землю четыре года назад. Тогда в эту страну еще не шел такой поток туристов, какой хлынул в эту страну за последние два года. И тогда можно было еще захватить немножко настоящей Камбоджи даже в Сием Риепе, городе чей бурный рост за последние годы обусловлен его близостью к одному из современных чудес света – самому большому храмовому комплексу в мире – Ангкор Вату.

Мы добирались в Сием Риеп по земле. Из Бангкока доехали на автобусе до Араньяпрахтета. Перешли границу и оказались в камбоджийском приграничном городке Пой Пете. Это сейчас он поддглянцевался и даже приобрел некоторый лоск, а тогда напоминал какой-то населенный пункт Дикого Запада. Население местное, надо сказать, тоже производило впечатление не самое лучшее. Казалось, здесь собрали всех российских бандюков девяностых и всего лишь сделали пластические операции, оставив все остальное – одежду, манеру себя вести и наглую самоуверенность. Торговаться с подобными персонажами за такси было нелегко. Проблема еще была в том, что мы приехали аккурат к китайскому Новому году, в честь чего цены на проезд были серьезно подняты. В конце концов, мы вместе со средних лет голландцем уселись в неопределенного возраста Тойоту Камри и отправились навстречу худшей дороге в своей жизни (тогда я еще не бывал в гималайской долине Спити и еще не подозревал о том, какой он из себя -- Хиндустан-Тибет хайвей). Дорога не просто была плохая, ее практически не было совсем. Иногда нам казалось, что мы едем по полю, иногда по оврагам, иногда мы проезжали какие-то города и поселки, чем-то напоминающие брутальный Пой Пет. Красная пыль камбоджийских дорог-недорог все пыталась просочиться в мельчайшие щели нашей на удивление быстрой машины. Темнело. Становилось страшно. Мы вяло поддерживали разговор с голландцем, рассказывавшем что-то о полюбившемся ему Лаосе (теперь-то я знаю, чем полюбилась ему та страна), а сами настороженно поглядывали по сторонам. «Почему мы еще не доехали до Сием Риепа? Уже пора бы… А может нас куда-то хотят завезти, где нас будут поджидать красные кхмеры с мачете в руках (почему¸ кстати, мачете? Красные кхмеры на вооружение имели автоматическое стрелковое оружие). И скажут нам по-английски, но почему-то с грузинским акцентом: Ну-ка, гоните ваши денежки, турысты, понимаешь ли…»

Мы не успели развить тему вооруженного ограбления наших скромных персон до межгалактических масштабов, потому как наконец-то въехали в Сием Риеп. Этот город отличался от виденных нами ранее в Камбодже, как дельфин отличается от головастика из пруда Верхне-нижне-задрипиловки. Повсюду сверкали огнями внушительных размеров глянцево-пафосные пятизвездочные отели. Магазины, артгаллерии, рестораны, клубы, турагентства, массажные салоны, интернет-кафе – здесь было все даже для самого взыскательного путешественника. На тот момент мы особо взыскательны не были, нам хотелось побыстрее поселиться и смыть с себя наконец-то красную пыль Индокитая. Но не тут-то было. Все отели и гестхаусы в городе были забиты китайцами, почему-то решившими, что лучшее место для отмечание их Нового года именно Сием Риеп. И вот тогда у нас и родилась поговорка (на следующий день в Ангкоре она полностью подтвердилась): хуже китайского туриста может быть только другой китайский турист. В конце концов, мы нашли где остановиться, правда, совсем не в том месте, где хотели, но рады были уже хоть чему-то.

Вечером мы выгуляли себя по центру города. Именно тогда состоялось мое знакомство с ныне самым любимым моим блюдом – амоком – рыбой в кокосовом молоке. Произошло это в заведении Темпл клаб, славящимся своим шоу «Танцы апсар» или что-то наподобие этого. Апсары, если кто не знает – это небесные танцовщицы. Живут себе на небе и развлекают своими великолепными танцами богов индуистского пантеона и прочих небожителей. Камбоджийские апсары из танцевального шоу были юны и миловидны. Танцевального мастерства им немножко не хватало (традиции этих танцев после Пол Пота пришлось восстанавливать, о чем я еще напишу ниже), что с лихвой компенсировалось необычностью, точнее даже, экзотичностью движений танцовщиц. Но вернемся к амоку. Передать вкус этого блюда, как и любого другого, с помощью печатного слова, сложно. Вроде бы рыба, как рыба, мягкая, нежная, таящая во рту. Но вот то, что сварена она в кокосовом молоке и делает вкус этого блюда столь необычным.

Ночью на меня с потолка упал геккон. Кто из нас испугался больше, трудно сказать. Я подскочил, уселся на кровати и включил свет. Геккон быстренько улепетывал к ближайшей стене. Я провожал его стеклянным взглядом. Через пару минут до меня дошло, что именно это ящерообразное существо и свалилось на меня и больше опасности не существует. Благословив геккончика на поимку разного рода летающих кровососов, я снова завалился спать. Утром нас ждал Ангкор.

Ангкор, Ангкор…

И мое сердце готово было выскочить из груди, когда кхмер-погонщик, обернувшись, сказал с гордостью, ярко блеснув глазами: «Нагхон Ват». Итак, мы стояли в преддверии знаменитого Города Монастырей, рядом с  Angkorthom – Великим Ангкором...».

  Frank Vincentjr, Земля Белого слона.

Ангкор потрясает, Ангкор ошеломляет, Ангкор меняет представление о картине мира. К настоящему времени в общей сложности я провел в Ангкоре дней двенадцать и понимаю, что ничего в нем не понимаю. Как же забавно мне слушать тех «бывалых» туристов, которые заверяют, что на осмотр этого самого большого в мире храмового комплекса хватает одного-двух дней. Этого времени на само деле не хватает даже на то, чтобы понять куда ты попал…

Храмовый комплекс Ангкор – это жемчужина не только Камбоджи, но и всей Юго-Восточной Азии. Я объездил практически всю Индию. Я видел великолепные форты, дворцы и храмы, которыми так славится эта удивительная страна. Я видел прекрасные храмы и дворцы Непала, Лаоса, Таиланда и, казалось, готов был ко всему. Но Ангкор, признаюсь, меня потряс. Ничего подобного раньше мне видеть не приходилось. Это был классический «мертвый город», своим величием и грандизностью намного превосходивший другие «затерянные города», которые я посещал в той же Индии. Особое очарование Ангкору придавали храмы, которые не стали полностью очищать от джунглей. Стены и башни этих храмов выглядывали из-под корней многовековых деревьев. Сочетание величия творений человеческих рук и еще большего величия Природы пробирало до глубины души. А храм Байон с его 52 башнями, с изображенными на них лицами Бодхисаттвы Авалокитешвары? В нем меня ни на секунду не оставляло впечатление, что эти лица следят за каждым моим движением и легкая улыбка на них адресована лично мне. И даже толпы китайских туристов не могли помешать погружению в очарование этого удивительного места.

В средние века это был самый большой город в мире. Население столицы одной из величайшей империи составляло более миллиона человек. И это при том, что в те же годы редко в какой из европейских столиц жило более 30 тысяч человек. Добавлю и то, что в Ангкоре были лучшие в мире ирригационные системы, а общая протяжённость только магистральных дорог превышала две тысячи километров. Кхмерские императоры уделяли внимание и тому, что на современном языке называется социальными программами. Так, ученые, изучающие историю Древней Камбоджи уверены, что медицина в ней намного превосходила медицинскую науку Европы того времени. В Ангкоре было более двухсот лечебниц. Штат каждой больницы состоял из двух квалифицированных врачей, шести ассистентов, четырнадцати медсестёр, двух поваров и шести больничных служителей. Интересно, что на нужды здравоохранения работало 838 деревень (они поставляли в больницы рис, мед, сахар, камфару и другие припасы), полностью освобожденных от уплаты налогов и поборов в казну.

Богатство храмов Ангкора поражало воображение современников. Одному из таких культовых сооружений принадлежало 5 тонн золотой и 5 тонн серебряной посуды, 35 крупных бриллиантов, 40 620 жемчужин, 4540 драгоценных камней. В храме жили 2758 жрецов, 2202 послушника и 615 храмовых танцовщиц. Чтобы прокормить всех храмовых служителей и обеспечить их всем необходимым для ежедневных жертвоприношений, на храм работали 3140 деревень с населением почти 80 тысяч человек.

Ангкор, построенный согласно легенде, великим зодчим богов Преа Пущкуом, и сейчас производит мощнейшее впечатление, но можно представить, каким он был 600 лет назад, когда галереи дворцов и храмов были обиты шелком и парчой и повсюду находились изваяний божеств, выполненные из бронзы и резные столбы из драгоценных пород дерева. А главным украшением дворца был, несомненно, трон из пяти сортов сандалового дерева, изукрашенный семью видами драгоценных камней, приносящих счастье.

Хроники и барельефы.

Древние камбоджийцы писали мелом на пергаменте и листьях пальм. Следствие использования этих недолговечных материалов в условиях тропиков – отсутствие сведений об Ангкоре из кхмерских письменных источников. Но не все так плохо. Во-первых, есть барельефы, которые можно интерпретировать, есть надписи на камнях и есть особо ценные записи китайских путешественников.

Ангкорские барельефы довольно таки информативны и по ним можно узнать многое не только о верованиях местного населения (многие барельефы посвящены индийским мифам и эпосам «Махабхарата» и «Рамаяна»), но и об обыденной жизни камбоджийцев в те далекие времена. Надписи на камнях (стелах, дверных проемах и основаниях зданий) также содержат важную информацию, необходимую для получения представления об истории древних кхмеров.

Однако и барельефы, и надписи на камнях дают только отрывочные сведения и за то, что мы имеем относительно полное представление о происходившем в Ангкоре, мы должны быть благодарны китайцам и их страсти к записыванию всего, что они видят. В 1296 году Ангкор в качестве сопровождающего китайско-монгольского посланника посетил Чеу Та-Куан, чьи “Мемуары на Таможне Камбоджи”, переведенные Полом Пеллиотом и изданные в Бюллетене Французской Школы Дальнего Востока от 1902 являются наиболее полной камбоджийской хроникой. Вот несколько цитат:

Таможня, обычная всем южным варварам, может быть найдена повсюду в Камбодже, жители которой – люди грубые, уродливые и очень загорелые. Это верно не только для тех, которые живут в отдаленных деревнях морских островов, но обитателей центра. Только придворные дамы и женщины благородных домов белы как нефрит. Их бледность происходит оттого, что они постоянно загораживаются от сильного солнечного света»

“Вообще говоря, женщины, как и мужчины, из одежды имеют на себе только полоску ткани, обвязанную вокруг талии, показывая свои голые груди молочной белизны. Они закрепляют свои волосы узлом, и ходят босиком - даже жены Короля, которых пять, одна из которых живет в центральном дворце и по одной во дворцах, расположенных по четырем сторонам света. Что касается любовниц и девочек дворца, я слышал, что их есть от трех до пяти тысяч, разделенных на различные категории, хотя они и редко видятся вне ворот дворца. Когда семья имеет красивую дочь, то никогда не поздно отослать ее к дворцу”

«В более низкой категории находятся служанки, которые делают работу для дворца, и их, по крайней мере, две тысячи. Они все замужем и живут по всему городу. Волосы их лба высоко выбриты на манер северных людей и украшена ярко-красной точкой, как и на каждом храме. Только этим женщинам разрешают вход во дворец, вход в который запрещен всем, кто имеет более низкий разряд»

«Женщины народы носят волосы в узле, но без шпильки или гребенки или любого другого украшения головы. На руках они носят золотые браслеты, а на пальцах – кольца из золота. Такая мода также есть у женщин дворца и придворных дам. Мужчины и женщины одинаково используют духи, составленные из сандалового дерева, мускуса и других эссенций»

«Вероисповедание Будды – универсально для всех ...»

Почему рухнула одна из крупнейших в истории человечества империй? Есть разные теории. Например, по одной из них беда была в том, что при императоре Джайявармане Седьмом кхмеры сменили религию и от Индуизма перешли к Буддизму с его пацифизмом и утратили былую воинственность, помогавшую им отстаивать рубежи своего государства. По другой, еще более экзотической версии, один из императоров, оскорбленный сыном кого-то из жрецов, приказал утопить мальчика в водах озера Тонлесап. Это привело к тому, что бог, которому служил жрец, пришел в ярость и вывел озеро из берегов, сокрушив тем самым Ангкор.

В Европе впервые услышали об Ангкоре от испанского миссионера Марцелло Рибаденейро. В 1601 году он бродил по камбоджийским джунглям в поисках язычников для обращения в христианство и натолкнулся на развалины храмов. Сопровождавшие его кхмеры ничего рассказать ему об этом не могли. Миссионер был человек грамотный и знал, что камбоджийцы каменных домов не строят (по древним традициям каменные здания воздвигались только для богов и даже для царя жилище делалось из дерева) и предположил, что найденные им развалины – остатки древних городов построенных или Александром Македонским или римлянами. В Европе ему нетто что бы не поверили, но как-то особого внимания его рассказам не предали и на долгие годы об Ангкоре забыли.

И только 250 лет спустя на древние развалины наткнулся другой миссионер, на этот раз французский -- Шарль Эмиль Буйво. Он писал; «Я обнаружил величественные развалины — все, что осталось, по словам местных жителей, от королевского дворца. На стенах, покрытых резьбой снизу доверху, я увидел изображения батальных сцен. В сражении участвовали люди верхом на слонах, одни воины были вооружены дубинками и копьями, другие стреляли из луков сразу тремя стрелами».

А десять лет спустя в Ангкор попал французский натуралист Анри Муо. Согласно легенде он просто заблудился в джунглях. Ситуация усугублялась приступом малярийной лихорадки. Француз искал выход хоть к какой-нибудь деревне. Но когда посреди джунглей он увидел величественные башни Ангкор Вата, ученый подумал, что это галлюцинация, «подаренная» ему малярией. Спустя год он умер от этой болезни в Лаосе, но успел переправить рукописи с подробным описанием храмов в Европу. В 1866 году его соотечественник Луи Делапорт сделал зарисовки храмов, и Европа «влюбилась» в Ангкор (кстати, здесь бывал Киплинг и Ангкор Ват является прообразом города обезьян в «Маугли»).

Отмечу, что «Путешествие в Сиам и Камбоджу» Анри Муо было опубликовано на десять лет позже отчета, написанного миссионером Шарлем-Эмилем Буллево, но сочинения испанца остались малоизвестными, а француз с тех пор числится первооткрывателем Ангкора.

С подачи Анри Муо и Луи Делапорта Ангкором заинтересовались французские ученые. А после того как образцы кхмерского искусства были выставлены на Парижской всемирной выставке 1878 году в Ангкор отправились несколько французских археологических экспедиций. В 1901 году был образован Французский Институт Дальнего Востока (Ecole Francaise d’Extreme Orient), основной задачей которого было изучение памятников Кхмерской империи. Еще через некоторое время до Ангкора добрались первые богатые европейские туристы и коллекционеры, сразу же начавшие вывозить все, что только можно было вывезти и в особенности то, что нельзя было вывозить. Учитывая то, что политической стабильности в Камбодже не было вплоть до начала 21-го века, можно представить масштабы расхищения ценностей Ангкора. Забавно, что один французский искусствовед особенно отличившийся на этом поприще впоследствии стал министром культуры Франции.

В 1992 году, когда Ангкор был внесен в Список всемирного наследия, ЮНЕСКО счел кхмерскую столицу также памятником, находящимся под угрозой уничтожения. Сейчас храмовый комплекс охраняется хорошо (к тому же, более 7000 статуй отсюда отправлены в запасники, а на их месте стоят современные копии), но, думаю, что и в наше время воровство предметов искусства продолжается. Слишком большой соблазн для живущих в подавляющем большинстве в бедности камбоджийцев.

Интересно, что те огромные деньги, которые платят за посещение Ангкора многочисленные туристы (с каждым годом их все больше) идут не государству, а владельцу Ангкора нефтяной компании «Сокимекс» (Sokimex). Нефтяники, в свою очередь ежегодно выплачивают государству от одного до трех миллионов долларов *в разных источниках, разные цифры).

Добавлю еще и то, что храмовый комплекс Ангкора является самым большим в мире и занимают площадь около 200 кв. км. Всего здесь сохранилось около 100 дворцов и храмов. Любопытно, что над разными храмами шефствуют (и финансово поддерживают) разные государства. Так, храм Пре Кхан восстанавливали американцы, Террасу слонов — французы, Пре Руп — итальянцы, Байон — японцы.

По Ангкору на тук-туке…

Из-за огромной площади храмового комплекса пешком по нему не передвигается никто. Особо упорные в мазохизме берут на прокат велосипеды и ездят по Ангкору на них. Смотреть на этих велосипедистов без содрогания невозможно. Очень уж жарко, камбоджийское солнце не просто печет, оно опаляет. Поэтому подавляющее большинство туристов передвигаются здесь либо на автобусах, либо на машинах, либо на тук-туках. Последний вариант не только самый дешевый, но и самый романтично-экзотичный. Отсутствие кондиционера в данном случае можно только приветствовать, нет резкого перепада температур, а ветерок во время езды вполне себе прилично охлаждает разгоряченные тела.

В тук-туке присутствует то, за что я обожаю двухколесный транспорт и то, чего нет в машинах – восприятие мира всеми чувствами. Была бы возможность арендовать мотобайк и ездить по Ангкору на нем, я бы так и поступил. Увы, на территорию храмового комплекса пускают только зарегистрированный транспорт и на своем проехать в него не получится. Но, в конце концов, в Ангкор приезжают не гонять на виражах, а насыщаться впечатлениями, поэтому не так уж и важно какой при этом будет транспорт.

Толпы туристов, конечно же, мешают. Но если немножко понимать логистику перемещения крупных тургрупп (китайско-японско-корейских), то можно даже в любимый мой Байон попасть, когда в нем будет не так много людей и насладиться величественным и таинственным храмом в полной мере.

А ведь есть еще и дальние храмы, к которым далеко не каждый турист доедет. В двух часах езды от Сием Риепа находится храм Кох Кхер, представляющий собой классическую пирамиду. Увы, из-за разрушений некоторых ее частей подняться наверх в момент ее посещения оказалось невозможным. Но все равно зрелище, надо сказать, впечатляющее.

В этом же районе есть еще несколько любопытных храмовых сооружений (например, очень необычная пагода из черного камня) и еще неразминированные минные поля. Камбоджа, увы, до сих пор остается одной из заминированных стран в мире. Мы видели издали, как работают саперы в защитных костюмах, похожих на скафандры космонавтов. И мы фотографировались возле табличек «Опасность. Мины». И неоднократно встречали жертв минных войн. Из них организовывают музыкальные коллективы, и они зарабатывают себе на жизнь тем, что играют народные мелодии неподалеку от наиболее посещаемых храмов Ангкора, таких как Тха Пхром и Бантей Шрей.

А еще в Ангкоре вам могут предложить купить не только сувениры, еду и напитки (цены завышены в разы, нужно ожесточенно торговаться и тогда цена за контрафактный путеводитель «Лонели Планет» упадет с 10 долларов до трех), но и нечто экзотическое, например чего-нибудь совсем древнее ангкорское (разумеется, это будет подделка) или даже бляху полицейского, напоминающую звезду американского шерифа. Местные полицейские видимо так поправляют свое не самое лучшее материальное положение.

Полиция и грабители.

Моих друзей грабили в Сием Риепе два раза. Оба раза жертвами были девушки, оба раза дело происходило в одном и том же районе и в одно и тоже время, и оба раза у них вырывали сумочки мотоциклисты. Но в первый раз все обошлось относительно малыми потерями, второй же раз все было намного проблематичней.

В первом случае полицейские приехали буквально через 5 минут после случившегося. Самый важный из них заверил нас, что для него дело чести найти если не похитителя, то похищенное. Это настораживало… Когда мы наутро приехали в полицейский участок, то в кабинете «самого важного» обнаружили большой агитационный стенд, на котором были размещены десятки фотографии на тему возвращения имущества потерпевшим. Вот наш «самый главный» вручает радостному крестьянину, уведенную злодеями, корову; вот он же передает мальчугану, угнанный у того велосипед; а вот и иностранец получает от нашего героя, украденный злоумышленниками фотоаппарат. Увидев все это, я пришел к выводу, что хоть что-то, но нам вернут. Так и оказалось. Сумочку нашли где-то на другом конце города и привезли в участок. Естественно в ней не было ни денег, ни айфона, но зато в ней был паспорт (что чрезвычайно важно) и моя записная книжка (вещь для меня ценная), которую я за пару часов до инцидента отдал на хранение перед тем, как отправиться на массаж. Найденная сумочка была торжественно вручена нам, естественно, под залп фотовспышек.

Второй случай поначалу проходил по той же схеме. Но были и различия, сразу меня насторожившие. Полицейских стало больше, и часть из них была из туристической полиции. Как оказалось, это дело было именно в их компетенции. Это было грустно. По тайскому опыту я знал, что туристическая полиция по большому-то счету ничего и не может. Одно дело те, кто работает «на земле» и знают свой район и своих бандюков, другое дело специализированная структура с непонятными полномочиями.

Но все равно оставалась надежда, что грабители выбросят ненужные им документы, а кто-нибудь их найдет и все окончится относительно благополучно. Увы, увы… Ни на следующий день, ни через день, ни позже ничего найдено так и не было. Вот так украинская девушка осталась на чужой камбоджийской земле без денег, паспорта и авиабилета. Но с деньгами особых проблем не было. Перевести их с Украины можно быстро и легко даже в Камбоджу. Билет был электронный, т.е. достаточно только паспорта. А вот с последним-то и была проблема. Все осложнялось тем, что в Камбодже нет ни то, что украинского посольства, но и даже консульства. Ближайшие были во Вьетнаме и Таиланде. Но как туда попасть без паспорта? А никак, это просто невозможно.

Оставшуюся часть отпуска, лишившаяся паспорта девушка провела в Камбодже. Ценой неимоверных усилий, приложенных ею на месте и ее мужем в Украине, ей удалось попасть на свой рейс из Бангкока в Киев (на всякий случай уточню, что из Камбоджи в Украину попасть можно только через соседние страны). По ее словам все это было сделано не благодаря, а, скорее, вопреки безграмотным действиям тех, кто в подобных случаях должен помогать попавшим в беду соотечественникам – сотрудникам дипломатических миссий. Они не только проявили свою полную некомпетентность, но и не горели особым желанием оказывать помощь в необходимом объеме, чем еще раз подтвердили важное правило для всех украинских путешественников – за рубежом спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Озеро Тонлесап и плавучие деревни.

Неподалеку от Сием Риепа, минутах в тридцати езды от центра на тук-туке, находится еще одно место достойное посещения – самое большое в Юго-Восточной Азии пресноводное озеро. Слово Тонлесап переводится как «Большое озеро», и оно действительно таковым и является, с одного берега другого не видно (3.000 км2 зимой, 10.000 км2 - летом). Уникальные особенности этого озера защищают страну от наводнений, поскольку во время паводка (май-сентябрь) великая азиатская река Меконг сбрасывает свои воды именно в Тонлесап, который выступает в данном случае в роли своеобразного аккумулятора. Примерно со второй половины сентября уровень воды в Меконге и озере выравнивается, а в остальное время года вода из озера, наоборот, сливается в Меконг.

На озере расположена парочка плавучих деревень. Рассказывают, что вьетнамским рыбакам, составляющим основную массу населения этих деревень, когда-то просто надоело во время разливов озера переносить туда-сюда свои жилища и они решили проблему просто – стали жить на озере. Здесь всё плавучее – дома, сады, оранжереи, церкви (католические миссии), магазины, школы, спортивные залы.

Для туристов здесь сооружено несколько своеобразных развлекательных комплексов. Это большие плавучие площадки с стандартным набором того, что может заинтересовать туристов: специальные аквариумы для сомов и крокодилов (и тех и других периодически кормят на потеху туристам), сувенирные магазины, кафе, точка по торговле напитками и кокосами, маленький музей с десятком аквариумов (когда с рыбами когда пустых) и информацией о жителях подводного мира и смотровая площадка, с которой можно любоваться закатами. А закаты, надо сказать, здесь знатные. Солнце садится прямо в воду и выглядит этот процесс завораживающе.

Жители плавучих деревень, стараются максимально воспользоваться присутствием здесь туристов и пытаются продать им хоть что-нибудь. Как правило, это «что-нибудь» принимает форму никому особо не нужных бананов, за которые просят один доллар. Столько же стоит и сфотографироваться с приплывшими на тазиках детьми со здоровенными змеюками на шее. «Мистер, ван доллар» – эти детские крики сопровождают вас почти все время вашего пребывания на этом плавучем островке.

Клубы, массажи, бордели.

Все это в Сием Риепе есть. Там, где много туристов, естественно будут и всевозможные развлечения для них. Кхмерский массаж (в данном случае имеется ввиду классический, т.е. лечебный) хорош и, честно говоря, никак не могу понять в чем же его отличия от тайского. Есть здесь и массажные салоны, представляющие собой заведения несколько иного толка. Мужчина в таком салоне выбирает девушку («массажистки» сидят за стеклом с номерками) и идет с ней в отдельный номер, где получает не только массаж, а точнее, совсем даже не массаж. Цены на подобные услуги весьма демократичны.

Но для того, чтобы приятно провести время с местной девушкой вовсе не обязательно отправляться в массажный салон. В городе есть несколько клубов-дискотек (Martini, Zone One и др.), где иностранец легко может познакомиться с девушкой и договориться о том, что она скрасит ему ночь. Как правило, для этого достаточно улыбнуться понравившейся девушке и когда она подойдет, угостить ее напитком, а затем отпустив пару комплиментов, перейти, как это не цинично, к торгу.

Иногда к иностранным посетителям подходят женщины в возрасте, со следами было красоты на лице. Их называют на японский манер – «мама-сан». Такая вот «мамочка» командует, как правило, целым «выводком» вьетнамских девушек и предлагает выбрать кого-нибудь из них.

Есть в городе и совсем уж жутковатого вида бордели барачного типа. Работают в них, как правило, все те же вьетнамки. Всё там очень дешево, но, разумеется о какой-либо гигиене или более-менее комфортных условиях, стоит забыть сразу, а опасность заиметь какую-нибудь экзотическую болезнь увеличивается в разы.

Много в Сием-Риепе и самых обычных ресторанов, кафе и клубов. Но, есть и необычные. В нескольких заведениях в центре города можно отведать так называемую хеппи-пиццу, т.е. Пиццу, с марихуаной. К конопле в Камбодже отношение, мягко говоря, спокойное. Она с одной стороны и не разрешена, но, с другой – и не запрещена. Часто можно видеть, как на мотоциклах перевозят здоровенных хряков, накормленных предварительно «хеппи-травкой». Они висят ножками кверху, но не испытывают по этому поводу совершенно никакого неудобства. Более того, их довольные морды являются прямым доказательством, что на животных конопля действует также, как и на людей.

   
  Ключевые слова:
mifolog

02 октября 2010 г.
11:52:30
О пользователе

Окончание:

 Холм мадам Пень.

 

Окончание цикла камбоджийских статей с фото здесь: http://puteshestvennik.net.ua/publ/kambodzha/krasnaja_pyl_kambodzhijskikh_dorog_chast_pjataja/5-1-0-100 или здесь: http://www.indostan.ru/blog/66_3101_0.html или здесь: http://www.farangforum.ru/topic/14944-krasnaja-pil-kambodzhiiskih-dorog/page__pid__333989#entry333989

Слово Пном означает «холм», Пень – имя предполагаемой основательницы города. Рассказывают, что в один из осенних дней точно неизвестно какого года в середине четырнадцатого века женщина по имени Пень после очередного наводнения нашла на холме четыре статуэтки Будды и решила, что это небесное указание к основанию города. Место, надо сказать, она выбрала удачное – посреди страны, у слияния двух рек Тонлесап и Меконга. Все попытки, а их было немало, перенести столицу в другое место заканчивались провалом, слишком удачно расположен Пном Пень географически.

Я не могу точно определиться в своих чувствах по отношениях к этому городу. Он много уступает, как по мне, моим любимым азиатским городам, но в то же время в нем несмотря на все попытки красных кхмеров вытравить ее, сохранилась еще кое-где романтика классического Индокитая. Ее остатки и в старых колониальных зданиях кварталов, прилегающих к набережной реки Тонлесап, и в названии Русского рынка на французский манер – Маркет де ля Русс, и в кафе и ресторанчиках с живой музыкой, и даже в длинных французских батонах, которые продавщицы разносят в больших корзинах, пристроив их себе на голову.

Как и в любой столице мира, есть в Пном Пене и свой набор достопримечательностей. Он небольшой, но несколько хороших экземпляров в нем имеется. В первую очередь, это Королевский дворец и Национальный музей. Комплекс Королевского дворца, в котором и в наше время проживает король (впрочем, никакой власти не имеющий), конечно же, много уступает своему бангкокскому «коллеге», но тем не менее, в нем можно провести часик-другой не без пользы для себя. Особо внушает так называемая Серебряная пагода, пол которой выстлан пятью тысячами серебряных плит весом в килограмм каждая.

Забавно среди зданий в строго выдержанной юго-восточной стилистике смотрится небольшой довольно-таки симпатичный двухэтажный домик в стиле барокко – подарок Королю от Наполеона III. Говорят, что после того, как этот подарок был сделан, Франция заполучила Камбоджу в колонии без единого выстрела.

Очень мне нравится и Национальный музей. И не только тем, что здесь собрано много уникальных экспонатов (в основном статуи из Ангкора, которые здесь кроме всего прочего еще и уберегаются от расхищения), но и невероятно красивым внутренним двориком, который даже не портит невразумительный памятник в духе соцреализма.

Приятное место и резиденция главы камбоджийских буддистов – Ват Уналом. Стоит заглянуть в Пном Пене и в место откуда начинался город – на холм мадам Пень, где сейчас находится Ват Пном. Никаких особых архитектурных изысков там нет, но зато можно покататься на слоне или покормить местных обезьян семенами лотоса. А если силы покинут вас после карабкания на холм, можно заглянуть в находящиеся рядом салоны кхмерского массажа, где массаж делают слепые массажисты. В таком салоне я был всего один раз и, честно говоря, не ощутил на себе, что руки у слепых более чувствительны. Может просто не повезло?

Есть в Пном Пене и места для шоппинга. Нет, торговых комплексов подобных бангкокским Эм-Би-Кей или Сиам Парагону, здесь не найти, но рынки с дешевым и относительно качественным ширпотребом имеются, например, уже упоминавшийся выше Русский рынок, где некоторые продавцы еще помнят русский язык с советских времен.

Вечером в Пном Пене тоже найдется чем заняться. На набережной много стильных кафе и ресторанчиков, где можно провести вечер в романтической обстановке. А если, например, мужчине не с кем проводить вечер, то без особых проблем он может найти спутницу на вечер среди местных жительниц. В этом плане особенно хороши три развлекательных заведения «Мартини», «Шарки» и «Харт оф Даркнесс».

Сиануквиль.

На незнакомом языке,
Но на прекрасные мотивы.
Так и останемся лежать в песке
Юны, красивы. 

"Сиануквиль". А. Васильев


 

В четырех часах езды от столицы Камбоджи находится главный курорт страны – Сиануквиль. Это не место для тех, кто не может представить себе отдых без осмотра местных достопримечательностей. Их здесь просто нет. Но есть хорошие песчаные пляжи, недорогие отели (можно ли, например, в Крыму найти жилье у моря за 12-16 долларов, при этом это будет просторная комната на двоих с кондиционером, душем (горячая вода) и туалетом, холодильником, телевизором и деревянной мебелью? А в Сиануквиле можно), стильные рестораны на берегу, острова неподалеку (куда можно отправиться на снорклинг) и неплохой Национальный парк. То есть здесь все для релакса.

Но есть и то, из-за чего для отдыха лично я все же предпочитаю тайский Ко Чанг. И дело даже не в том, что природа на Чанге более, пардон, вставлючая. Есть еще некоторые моменты. Например, на пляже на Чанге вас не будут в прямом смысле этого слова доставать разного рода торговцы всякой ненужной чепухой, фотографы, массажисты, просто нищие и нищие-калеки. Последних в Сиануквиле особо много, сказывается то, что после Пол Пота в стране осталось огромное количество заминированных территорий, многие из которых до сих пор не разминированы. Печально, конечно, что эти люди вынуждены побираться, им, конечно же, сопереживаешь и сочувствуешь, но лежа на лежаке и пытаясь расслабиться не сильно приятно наблюдать как мимо тебя один за другим движутся вереницей люди без рук, без ног, слепые... И не просто движутся мимо, но еще и пытаются всеми способами заполучить от тебя хоть какое-то денежное вспомоществование. Причем конвейер этот чуть ли не круглосуточный. Когда вечером сидишь на берегу в кресле за столиком ресторанчика с дамой видишь все тех же персонажей. До романтики ли тут? Или нужно «отмораживаться» до совсем уж ледяного бесчувственного состояния и не обращать уже ни на что внимания или записывать в «матери Терезы»...

Что интересно, в Сиануквиле довольно-таки много русских. Русская колония образовалась здесь в последние несколько лет, когда жители российских суровых северных широт по достоинству оценили мягкий климат, хорошую природу, относительную дешевизну этих мест, и самое главное, мягкое в сравнении с соседним Таиландом, иммиграционное законодательство. А начиналось все с Николая Дорошенко и его Снейк-хауса. Он, будучи по профессии серпентологом, еще в советские времена отлавливал в прибрежной местности разных ползучих гадов с целью изучения их во славу самой передовой в мире науки. Когда же не стало ни советской науки, ни Советского Союза, Николай убедившись, что в родном Узбекистане он никому не нужен, вернулся в Камбоджу, поселился в Сиануквиле вместе с семьей и занялся бизнесом. И довольно успешно. А его ресторан Снейк-хаус стал чуть ли не местом паломничества русских туристов. Место надо сказать, занятное. Здесь и небольшой серпентарий, в котором представлены обитающие в Камбодже змеи, и крокодил Машка (или Яшка?, что-то запамятовал) и столики со стеклянной поверхностью под которой ползают разные ядовитые твари. И пусть цены в ресторане изрядно завышены по сравнению с другими местами общепита, побывать здесь можно и нужно. Отношение к Николаю Дорошенко в среде русских разное. Распускаются и всякие нехорошие слухи. Но слухи слухами, а есть факты, характеризующие его, например, то, что он бесплатно лечит местных, укушенных змеями. А ведь противоядия отнюдь не дешевые.

Что еще сказать о Сиануквиле? Есть тут несколько храмов, особого впечатления, честно говоря, не производящих. Есть и ночная жизнь, бары, дискотеки и, пардон, бордели. Причем различий между первым, вторым и третьим, как правило, нет.

Мечтатели из Сорбонны...

Бывая в Камбодже и глядя на улыбающиеся лица мужчин лет сорока я периодически задумывался над тем, по какую сторону баррикад они были во времена, когда у власти был Пол Пот? Проще говоря, кто они палачи или их жертвы? Может этот веселый доброжелательный гид как раз и был тогда подростком, сгонявшим на работу в деревню университетских профессоров и актеров и без того немногочисленных и театров? Подростком с мотыгой в руках. И мотыга использовалась им вовсе не для сельхозработ. Нет, это был инструмент убийства, поскольку патроны красные кхмеры предпочитали экономить, а не переводить на социально чуждых элементов.

По разным оценкам за годы правления Пол Пота (всего четыре года) его подручными было уничтожено от 1,5 до 3-х миллионов соотечественников. Для страны с населением в 9-10 миллионов человек это очень и очень много. И, как обычно, в первую очередь уничтожались люди мыслящие, не желавшие быть винтиками в огромной сельскохозяйственной машине красного цвета.

Не всех их забивали мотыгами и расстреливали, многие просто не выдерживали адской работы по 12 часов на полях за мизерный продуктовый паек (продуктов не хватало, т.к. выращенный рис приходилось продавать Китаю, чтобы закупить у тех же китайцев оружие для войны с Вьетнамом). Города были просто упразднены как совершенно ненужные при этой модели социализма. Та же участь постигла школы, деньги, буддизм, телевидение, прессу и все, что относилось к сфере культуры.

Даже в Советском Союзе ужаснулись тому, что происходило тогда в Кампучии. Нашему главному союзнику в этом регионе – Вьетнаму было настоятельно рекомендовано предпринять необходимые меры. Сравниться с прекрасно обученной годами войны вьетнамской армией камбоджийская, больше состоявшая из палачей, чем из военных, конечно же не могла. За две недели танки дедушки Хо Ши Мина дошли до Пном Пеня и Пол Пот со сторонниками вынужден перейти к партизанской войне, продолжавшейся еще почти двадцать лет.

Под конец от Салот Сара (Пол Пот – это партийная кличка) отвернулись даже ближайшие соратники. Обезумевший диктатор проводил свои последние дни в джунглях на северо-западе страны недалеко от тайской границы. Он скончался 17 апреля 1998 года от рака и был кремирован прямо возле места, где и проживал.

В последние годы жизни ему приходилось выслушивать упреки бывших подручных. Он говорил: «Я осуществлял классовую борьбу, а не убийства. Вы же сами видите меня, разве я похож на жестокого человека?... Мы были первопроходцами азиатского социализма, поэтому допускали ошибки… мы были словно неопытные дети…»

На самом деле первопроходцев регионе хватало и без Пол Пота. Но нигде эксперимент во имя идеи не приводил к таким трагическим последствиям. И это страшно. Как могли молодые интеллектуалы, выпускники Сорбонны, привести страну на грань гибели? Как могли эти люди, в сущности, никакие не монстры, заразиться сами и заразить своих соратников вирусом бесчеловечности? Любыми средствами добиться осуществления задуманного. Знакомо ли нам это? Конечно, знакомо. Но на примере маленькой Кампучии, где все было гипертрофировано, мы видим полную дискредитацию этого любимого принципа красных всех мастей, будь то фашисты, русские коммунисты или маоисты. Кстати, в том же Китае во времена культурной народу погибло не меньше, но учитывая общее количество китайцев это как-то осталось практически незамеченным. А тут по самым скромным подсчетам – одна пятая населения страны. Ужаснулся весь мир. Кроме тех, правда, кто играл в геополитические игры. Пол Пота в разное время поддерживал не только Китай, но и США, Таиланд и некоторые западные страны, видевшие в нем того, кто противостоит вьетнамскому (читай, советскому) влиянию в регионе.

Печально, печально... Печально то, что одни люди фанатично во что-то верящие способны активировать в толпе все самое гнилое и низменное, из того что ей присуще. Печально, что они способны заставить народ делать все, что угодно. Двадцатый век – век жесточайших экспериментов. Закончились ли они? Хочется верить, что, да... Да только как-то не очень верится. Люди ведь не изменились. Люди остались прежними. Их по-прежнему легко оболванить. Их по прежнему легко повести под знаменем какой-то идеи убивать других людей только за то, что у них знамя другого цвета...

   
  Ключевые слова:
1
ВХОД В СИСТЕМУ
логин:


пароль:


Регистрация

Восстановление пароля

ГДЕ ЗАНЯТЬСЯ ЙОГОЙ
УКРАИНА
ХАРЬКОВ
КИЕВ
ЧЕРНИГОВ
ПОЛТАВА, КРЕМЕНЧУГ
Славутич
ОДЕССА
КРЫМ: Симферополь
Борисполь
ЧЕРКАССЫ
ЛЬВІВ
МАРИУПОЛЬ
ДНЕПРОПЕТРОВСК
ЗАПОРОЖЬЕ
Бровары
IВАНО-ФРАНКIВСЬК
Евпатория
Дергачи
Краматорск
ЖИТОМИР
ВИННИЦА
СУМЫ
Чугуев
РОССИЯ
КАЛУГА
МОСКВА
БЕЛГОРОД
ТУЛА
РОСТОВ на ДОНУ
НИДЕРЛАНДЫ
Амстердам
ФРАНЦИЯ
ФРАНЦИЯ
ОАЭ
ДУБАЙ
КИТАЙ
ПЕКИН Beijing
ТАЙЛАНД
ПОЛЬША
ДОМИНИКАНА
СИНГАПУР
ГРУЗИЯ
Тбилиси
ЭСТОНИЯ
ИЗРАИЛЬ
Израиль
НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ
НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ
АСПЕКТЫ ЙОГИ
•КЛУБ ЭЗОТЕРИЧЕСКИХ ПУТЕШЕСТВИЙ
•МЕДИЦИНСКИЕ АСПЕКТЫ ЙОГИ и ЙОГАТЕРАПИЯ
•УКРАИНСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ТАНЦЕВ
•ЧАКРАЛЬНАЯ АСТРОЛОГИЯ
•ETHNOTERICA: этнология, культурология, этнография
•ДИНАМИЧЕСКИЕ ПРАКТИКИ В ХАТХА ЙОГЕ
•ЙОГА СОЦИАЛЬНЫХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ
•ПРАСУ-ЙОГА (йога для беременных)
•ТАНТРА И ЭЗОТЕРИКА ПАРНЫХ ОТНОШЕНИЙ
•ЭКСТРИМ ТРЕНИНГИ
•YOGA in ENGLISH
•ВРИДДХИ ЙОГА.ЙОГА ДЛЯ ЗРЕЛЫХ ЛЮДЕЙ
•ДЖНАНА ЙОГА
•КАЙЯ ЙОГА
•МЕДИАЙОГА
•ЧАКРАЛЬНЫЕ ТРЕНИНГИ
•МАССАЖ
•YogaScience